В декабре исполняется 90 лет со дня рождения видного македонского поэта Ацо Шопова.

Предлагаем вашему вниманию несколько его стихотворений.

МОЛЧАНЬЕ

 

Если есть в тебе неизреченное

слово, что теснит, томит и мстит,

спрячь его, в молчанье облеченное,

пусть молчанье слово возвестит.

 

 

ОЗЕРО

 

Бей, волна. Вихрем вей. Гром ударов удвой.

Будто колокол ветра и света грохочет.

Набегаешь ты, озеро, и нетихнущий вой

берег хлещет и рушит, и топит, и точит.

 

Я уехал, и озеро скрылось средь гор,

свои тайны мне лишь приоткрыв на мгновенье,

и мне слышен неясный далекий укор,

что вдогонку ты шлешь, опасаясь забвенья.

 

Когда свидеться снова удастся, не знаю,

но все время мне кажется, будто на деле –

ты огонь потаенный, который пылает,

чтоб и сердце, и кровь, и душа пламенели.

 

Ты волну беспрестанно гонишь к берега кромке,

от тебя невозможно укрыться, и вот –

от всего, что ты точишь, остаются обломки

да прибрежный песок, что тебя жадно пьет.

 

Я провижу уже берег в запахе тленья,

край немой, где черна и враждебна трава,

где давно тебя нет, лишь потоков бурленье,

что гремят, будто катятся слов жернова.

 

Набегаешь ты, озеро, берег ломая,

новый облик укрыв за красою своей.

И вода все поймет, и во сне все узнает.

Бей, волна. Гром ударов удвой. Вихрем вей.

 

НОЧЬ У МОНАСТЫРЯ НАД ОЗЕРОМ

 

Не слышны смятенные озера всплески.

Вода воротилась в настенные фрески.

 

Мы в яме пустой, что полна черноты.

Награда и кара моя – это ты.

 

Как черный тюльпан эта ночь расцвела.

Ты церковь на скалах, ты церковь-скала.

 

Лишь колоколов твоих кромка видна,

две в сети ракушки, два тягостных сна.

 

Как черный тюльпан расцвела ночь, черна.

На звоннице белой два медных зерна.

 

Звени же, звени, бей с надрывом утробным.

Грешны я и песня грехом первородным.

 

Огонь утекает во всплесках смятенных.

Застывшее кружево фресок настенных.

 

РОЖДЕНИЕ СЛОВА

 

Узел на узел.

Камень на камень.

Каменный лес

промороженный.

Узел на узел.

Камень на камень,

из камня мы оба.

Чадящая ночь.

Слово выходит из тьмы настороженной.

Пламенем пышет его утроба.

О, ты, кого нет, потому что ты есть,

ты неба качанье,

земли круговерть.

О, ты, кого нет, потому что ты есть,

земля эхом стонет, в брусчатки тисках.

Когда обреченно уходит на смерть

слово, взрывающееся в висках.

Узел на узел.

Камень на камень.

Себе я привычно могилу копаю.

Откройся,

проклятая

крепость из камня,

пускай я сгорю на словесном огне,

пускай я истаю.

 

ТРЕТЬЯ МОЛИТВА МОЕГО ТЕЛА

 

Кто ты: девушка, женщина, мать? Кто ты,

бдящая перед храмом, где в тишине и лени

лечится тело мое и в молитве стоит на коленях.

Что принесет твой приход: отраду или заботы.

Кто ты: девушка, женщина, мать? Кто ты?

 

Кто ты, стоящая в странном покое

здесь перед телом, что криками гонит

ветер, бушующий на небосклоне,

ветер, в чьем вихре вращенье земное.

Кто ты, стоящая в странном покое?

 

Кто ты: девушка, женщина, мать,

в окамененье стоящая с краю

храма с названием: Я ПОБЕЖДАЮ,

тело готовая ввысь поднимать.

Кто же ты: девушка, женщина, мать?

© Македонский культурный центр